GLOBAL JOURNALIST
Редактор из Шри-Ланки бежал после покушения на его жизнь
01 May 2019
BY YANQI XU

«Я не хочу возвращаться, пока те личности, которых я считаю ответственными, находятся при власти …»

Upali Tennakoon
Upali Tennakoon (courtesy)

Эта статья входит в серию «Проект изгнания», разрабатываемого партнёром «Индекса цензуры» (Index on Censorship) «Глоубэл джонэлист» (Global Journalist), в которой опубликованы интервью с живущими в изгнании журналистами со всего мира. 

Когда бывший редактор Упали Теннакун размышляет о причине покушения на его жизнь в 2009 году, вспоминаются два случая. Первый когда он написал редакционную статью в «Ривире» (Rivira), издании в Шри-Ланке, которым он руководил 

Другой – когда он решил не публиковать статью и своим решением разгневал влиятельного военного генерала.  

В то время Теннакун прекрасно осознавал опасности для журналистов в этой южно-азиатской стране. Власти не допускали репортёров в военную зону и критиковали публикации о войне независимых СМИ как «непатриотические», особенно доклады о нарушениях прав человека военными.  

8 января 2009 года правительственный критик, Ласанта Викрематунге, редактор ещё одного шриландского издания «Зе Сандей Лидер» (The Sunday Leader), был убит четырьмя вооружёнными мотоциклистами по дороге на работу. Убийство Викрематунги последовало через несколько дней после того, как он был призван дать показания в суде о предполагаемой коррупции, в которой был замешан тогдашний министр обороны Готабая Раджапакса. Редактор предугадал свою кончину в колонке редактора и дал указание опубликовать её в случае его смерти.  

«Если всё-таки меня убьют, это будет совершенно правительством», написал он.  

Через пятнадцать дней после нападения на Викрематунге пришол черёд Теннакуна. Когда он ехал на работу со своей женой, возле столицы Коломбо в 6:40 утра к его машине подошёл мужчина. «Я подумал, что он пытается мне что-то сказать», ― говорит Теннакун в интервью с «Глоубэл джонэлист».  

Однако мужчина выбил боковое окно его машины металлическим прутом и напал на Теннакуна. Ещё три вооружённых человека на двух мотоциклах присоединились к нападению с ножами, деревянными палками и металлическими прутьями.  Они разбили лобовое стекло и боковые окна. Кровь струила по рукам и лицу Теннакуна. В отчаянной попытке защитить его от ударов, жена перепрыгнула из пассажирского сидения и закрыла его своим телом.  

«Нам больше ничего не оставалось», ― вспоминает он. «Они так же пытались сломать мне шею, но промахнулись; иначе меня бы уже не было в живых». 

Наёмные убийцы убежали, а Теннакун отправился в госпиталь. Через три недели он и его жена уехали в Штаты, где они и живут последние девять лет.  

Вспоминая те времена, Теннакун предполагает, что покушение на его жизнь могло быть расплатой за редакторскую заметку, в которой он в связи с убийством Викрематунге раскритиковал тогдашнее президентское правительство Махинды Раджапаксы.  

Теннакун считает, что есть и второй возможный мотив. Нападение могло быть спровоцированным его решением не публиковать статью, написанную одним из его репортёров и основанную на информации, полученной от командующего армией генерала Саратх Фонсеки. Теннакун посчитал, что эта история была обманчивой попыткой Фонсеки обвинить своего соперника, тогдашнего командующего военно-морскими силами Шри-Ланки, в неудачной попытке воспрепятствовать поставке припасов тамильскими мятежниками 

Настоящий мотив до сих пор является загадкой, частично из-за того, что никто так и не был осуждён за нападение на Теннакуна и Викрематунге. В 2016 году, когда к власти пришло новое правительство, Теннакун возвратился в Шри-Ланку и опознал одного из нападавших в ряде представленных на опознание. Это был офицер военной разведки Премананда Удалагама. Он уже был взят под арест в связи со смертью Викрематунге, но позже был освобождён на поруки. 

В прошлом году полиция доложила шриландскому суду, что бывший главнокомандующий армией Фонсека дал показания под присягой о том, что бывший министр обороны Готабая Раджапакса руководил секретным подразделением разведки вне стандартных командных структур, которое и совершило нападение на Викрематунге и на других журналистов и диссидентов, как докладывает «Аль-Джазира»alJazeera»). Раджапакса отверг свою причастность и так же, как и Фонсека, не ответил на запросы «Глоубэл джонэлист».  

То, что случилось с Теннакуном – не одиночный случай. Между 2004 и 2009, по статистике Комитета защиты журналистов, в Шри-Ланке были убиты 16 журналистов. Как минимум в 10 случаях ни один подозреваемый не был осуждён.  

Теннакун, которому сейчас 65 лет, живёт в Лос-Анджелесе и работает в агентстве аренды автомобилей. Он всё ещё ведёт блоги и время от времени пишет для «Хелабимы» (Helabima), издания на сингальском языке, которое базируется в Великобритании. Он разговаривал с журналистом «Глоубэл джонэлист» Янки Ксу о нападении на него и о проблеме безнаказанности в Шри-Ланке, где новоизбранное правительство, пришедшее к власти в 2015 году, пообещало наказать виновных в нападениях на журналистов во время гражданской войны. Внизу отредактированная версия их интервью: 

«Гдж»: Что произошло сразу после вашего нападения? 

Теннакун: Я позвонил в полицию. Мы оставались в больнице на протяжении пяти дней.  

Ситуация была страшная. Мне поступали звонки с угрозами, и меня убеждали немедленно уехать из страны. Мой друг из газеты попросил тогдашнего министра обороны Готабая Раджапаксу предоставить мне охрану на время моего нахождения в больнице, но министр ему отказал и сказал, что в этом не было никакой необходимости.  

(После больницы) Я не поехал домой и остановился в доме родителей моей жены… Я знал, что преступники могут ждать второго шанса, чтобы закончить начатое … мы улетели 14 февраля (2009), потому что у меня не было никакой поддержки в Шри-Ланке. У меня и у жены были открыты визы на пять лет с возможностью многократных въездов в Штаты, и мы решили поехать. Когда мы приехали, то начали ходатайство о предоставлении убежища. Спустя семь месяцев мы его получили.  

«Гдж»: А что вам известно о людях, которые на вас напали? 

Теннакун: Департамент расследования преступлений (ДРП) прорабатывал телекоммуникации тех, кого подозревали в участии в этих делах (нападениях на журналистов). Они предположили, что некоторые из них имели связь с моим делом.  

Я вернулся с женой в Шри-Ланку в 2016 году и опознал одного нападающего, который оказался сотрудником разведки. Я поехал ещё раз один в начале 2017 года, но никого не смог опознать.  

Поступили доказательства связи между убийством Ласанты Викрематунги и моим нападением. Можно допустить, что всё было сделано одной и той же группировкой. Я уверен, что они хотели меня убить. Такое подразделение, включающее в себя военных, не могло быть сформированным без покровительства высших военных чинов 

«Гдж»: Думаете, вы дождётесь справедливости? 

Теннакун: Я не верю, что в контексте нынешней политической ситуации преступники будут привлечены к ответственности. Прошлое правительство ничего не расследовало, и никто не был арестован.  

Нынешнее правительство во время выборов обещало провести расследования дел насилия над журналистами и передать дела виновных в суд. 

Но теперь они не помогают полиции и ДРП получить доступ к информации, которая им бы помогла. Я также подозреваю, что нынешние политические власти также пытаются защитить виновников но они хотят скрыть политическую весомость этих дел. Их абсолютно не волнует наказание виновных.  

Нынешний президент [Майтрипала Сирисена] спросил, почему нападающие содержались под стражей так долго и говорил об их правах человека, но он не вспомнил о наших правах.  Мы сотнями теряли работу, а Ласанта Викрематунге потерял свою жизнь. Дело все ещё не закрыто… проблема состоит в задержке в рассмотрении судебных дел. Но мы все прекрасно понимаем, что запоздалое осуществление правосудия является отказом в правосудии 

«Гдж»: Вам было сложно покинуть Шри-Ланку? Сейчас безопасно вернуться? 

Теннакун: Было трудно бросить журнализм, так как это была огромная часть моей жизни. Мне так же пришлось оставить родителей. Желание возвратится у меня нет, пока те личности, которых я считаю ответственными, находятся при власти Саратх Фонсека, бывший главнокомандующий армии – теперь член кабинета министров. Бывший министр обороны Готабая Раджапакса также играет активную роль в политической сфере, хотя он уже не находится при власти. 

Лично для меня (освобождение виновных на поруки) ставит под угрозу мою безопасность. Я не знаю, что может со мной случится во время следующего визита в Шри-Ланку. Я себя не чувствую в безопасности. 

Партнёр «Индекса цензуры» «Глоубэл джонэлист» – веб-сайт, который представляет свободу прессы в мировом масштабе и публикует международные новости. Он также готовит еженедельную радиопрограмму, которая выходит в эфир на радиостанции КБИЯ (КВIА), – партнёр НГР (NPR) в центральной части штата Миссури – и на партнёрских радиостанциях в шести других штатах. Веб-сайт и радиошоу готовятся совместно профессиональными сотрудниками и студентами Школы журналистики Миссурийского университета, самой древней школы журналистики в США. 

This article is part of Index on Censorship partner Global Journalist’s Project Exile series, which has published interviews with exiled journalists from around the world.

Index on Censorship partner Global Journalist is a website that features global press freedom and international news stories as well as a weekly radio program that airs on KBIA, mid-Missouri’s NPR affiliate, and partner stations in six other states. The website and radio show are produced jointly by professional staff and student journalists at the University of Missouri’s School of Journalism, the oldest school of journalism in the United States.

Don't lose your voice. Stay informed.

Index on Censorship is a nonprofit that campaigns for and defends free expression worldwide. We publish work by censored writers and artists, promote debate, and monitor threats to free speech. We believe that everyone should be free to express themselves without fear of harm or persecution – no matter what their views.

Join our mailing list (or follow us on Twitter or Facebook). We’ll send you our weekly newsletter, our monthly events update and periodic updates about our activities defending free speech. We won’t share, sell or transfer your personal information to anyone outside Index.

Comments are closed.