MAGAZINE
Жизнь в страхе за сообщения о терроре
31 Jul 2019
BY ISMAIL EINASHE

Кенийский журналист Ясин Джума продолжает скрываться после своего ареста за репортажи о нападениях «Аш-Шабааб». В своем первом телефонном звонке с тех пор, как он ушел в подполье, Джума беседует с Исмаилом Эйнаше о возрастании количества угроз журналистам в Кении

Ismail Einashe

Вечером субботы 23 января этого года журналист Ясин Джума лежал дома больной в постели. Он вышел из своего дома (район Донхольм, Найроби, столица Кении), чтобы купить лекарства в местной аптеке. Оттуда он совершил короткую прогулку к местным мясникам. Но вскоре после прихода в магазин его остановили четыре сотрудника отдела уголовного розыска (ОУР), подразделения кенийской полиции.

Джума был доставлен в сопровождении охраны обратно домой, где обнаружил 14 человек из ОУР, обыскивающих его жилище на глазах у жены и детей. «Они искали электронное оборудование, ноутбуки», – рассказал Джума «Индексу». Джума – опытный журналист-расследователь, известный своими репортажами о борьбе против «Аш-Шабааб», базирующейся в Сомали исламистской группы боевиков.

Его арестовали за публикацию в своих аккаунтах социальных сетей новостей о нападении «Аш-Шабааб» на Кенийские силы обороны (КСО) в Эль-Адде в Сомали. 18 января он сообщил, что 103 солдата КСО были убиты там тремя днями ранее в результате нападения со стороны боевиков. Джума освещал этот продолжающийся конфликт в течение многих лет и рассказал, что у него есть надежный источник в КСО, подтверждающий эту историю.

Но его сообщения противоречили официальным заявлениям КСО. Несколько днями ранее министр внутренних дел и отставной генерал Джозеф Нкайссери публично предупредил, что каждый, кто будет распространять информацию о солдатах КСО, убитых во время нападений в Эль-Адде, будет арестован за симпатии к «Аш-Шабааб».

При президенте Ухуру Кениате, сыне первого президента Кении, возглавляемое им государство использует законы для того, чтобы обвинять журналистов и заставить их замолчать. Генри Майна, директор по вопросам свободы слова в Восточной Африке и на полуострове Сомали неправительственной организации «Статья 19», заявил: «Многие законы были внесены в действующее законодательство, но редко использовались для обвинения журналистов». Статья 29 «Закона об информации и коммуникации» предусматривает уголовную ответственность за «ненадлежащее использование лицензионной системы связи», что, по мнению властей, означает публикацию информации в интернете, которая считается незаконной.

19 января блогер Эдди Рубен Илах был арестован по этому закону и обвинен в том, что он распространил в группе мессенджера WhatsApp фотографии убитых в Эль-Адде солдат КСО. Джума столкнулся с аналогичным обвинением за «незаконное использование телекоммуникационного устройства»: он поделился постом в Facebook брата убитого

в Эль-Адде кенийско-сомалийского солдата КСО. Обвинение заключалось в том, что он поделился этим постом со своими подписчиками без разрешения КСО. Джума считает, что такая тактика – «классический способ заставить журналистов молчать».

Для кенийских журналистов новые медиа стали ключевым инструментом в их репортерском арсенале. У Джумы, например, 19 000 Facebook-подписчиков и он использует социальные сети, чтобы обойти традиционные СМИ и напрямую связаться со своей аудиторией. Во время нападений в Эль-Адде он заявил, что «общественность очень хотела узнать, что происходит», однако центральные СМИ не освещали этот инцидент. «Социальные сети дали мне возможность предоставлять информацию общественности и семьям солдат», – рассказал он «Индексу».

Правительство Кении отрицает, что пытается запугать или заставить журналистов замолчать. Министр внутренних дел Нкайссери сообщил сайту текущих событий African Arguments, что правительство уважает независимые СМИ и свободу слова, добавив при этом, что

«такой свободой следует пользоваться ответственно».

У Кении была репутация государства в Восточной Африке с большей свободой для СМИ, но сегодня эта точка зрения меняется. В этом году правительство Кениаты жестоко расправилось со свободой прессы.

Согласно «Хьюман Райтс Вотч», после нескольких крупных террористических атак со стороны «Аш-Шабааб» усилия Кении в борьбе с угрозой государственной безопасности были «омрачены продолжающимися случаями серьезных нарушений прав человека со стороны КСО, включая внесудебные казни, произвольные задержания и пытки». Кенийская национальная комиссия по правам человека заявляет, что с 2013 года зафиксировано 81 «насильственное исчезновение».

Майна рассказал, что «Статья 19» наблюдает резкое увеличение количества рисков и нападений на журналистов в Кении. В период с января по сентябрь 2015 года «Статья 19» зарегистрировала 65 нападений на отдельных журналистов и пользователей социальных сетей – среди них 42 случая, включающие акты

физического насилия, а также угрозы по телефону и в виде текстовых сообщений, вызовы в полицию и правовые ограничения. Из этих инцидентов 22 случая касались журналистов, освещающих коррупцию, 12 – протесты и восемь – терроризм и преступления. Майна добавляет, что только три случая из 42 дел были расследованы, а виновные преданы суду. Эти 7%, по его словам, отображают «неприемлемо высокий уровень безнаказанности в отношении нападений на журналистов».

Майна признает, что международная критика этого закона уже привела к улучшению ситуации, и что Высокий суд Кении недавно постановил, что статья 29 «Закона об информации и коммуникации» является неконституционной. «Некоторым блогерам и активным пользователям социальных сетей, которым предъявили обвинения в рамках оспариваемой статьи, обвинения были сняты при отсутствии других доказательств, позволяющих стороне обвинения инкриминировать им совершение других преступлений, в отношении которых они были оправданы».

«Учитывая нашу правовую систему, все подобные случаи будут сняты с рассмотрения тогда, когда они будут запланированы для слушания в следующий раз. Новых дел о блогерах и журналистах, обвиняемых по статье 29 «Закона об информации и коммуникации», зарегистрировано не было», – отметил он.

Из своего дома Джума был доставлен в полицейский участок Мутайги, где его допросили касательно сообщений в социальных сетях. Он рассказал: «У них был мой телефон, они хотели узнать о моих связях в Сомали». Журналиста продержали два дня, затем офицер вошел в его камеру и объявил: «Планы изменились». Вскоре после этого, его выпустили без предъявления обвинения.

Джума вернулся домой, но, опасаясь дальнейших преследований, позже скрылся со своей семьей. «Это мой первый звонок, мы ушли в подполье», – сообщил он «Индексу». Джума привык получать угрозы за свои репортажи, но, по его словам, в последние годы угрозы стали более серьезными.
Исмаил Эйнаш – журналист-фрилансер из Лондона. Он пишет в Твиттере на аккаунте @IsmailEinshe

Ismail Einashe

Ismail Einashe regularly reports for Index on Censorship magazine from the Horn of Africa. He was born in Somaliland and is a Dart Center Ochberg fellow at Columbia University

Comments are closed.