TURKEY UNCENSORED
Курдские журналистки открывают новый способ репортажа

ТУРЦИЯ БЕЗ ЦЕНЗУРЫ

24 Sep 2018
BY OZGUN OZCER

«Я молился о том, чтобы, если бы меня убили, оставили моё тело на виду... Таким образом, я не стал бы «десапаресидо» («пропавшим без вести»)».

Jin News reporter Sehriban Aslan takes pictures at the market in Diyarbakir's Baglar district. (c) Ozgun Ozcer (2)
Jin News reporter Sehriban Aslan takes pictures at the market in Diyarbakir's Baglar district. (c) Ozgun Ozcer (2)

Единственный новостной веб-сайт феминисток в Турции отмечает Международный женский день, пребывая под государственной цензурой. Доступ к сайту «Жин ньюз» («Jin» («жин») означает «женщина» на курдском языке), который базируется в городе Диярбакыр, полностью управляется женщинами и специально фокусируется на новостях, касающихся женщин, был заблокирован семь раз в течение только одной недели в конце января. В настоящее время доступ к сайту из территории Турции закрыт.

 

Однако это давление не обескуражило журналистов «Жин ньюз». «Мы всегда показывали, что у нас есть альтернативы, и мы продолжаем это демонстрировать», – рассказала «Индексу цензуры» редактор «Жин ньюз» Беритан Элякут. Опираясь на социальные сети и используя VPN, «Жин ньюз» анонсировал выпуск нового телеканала в ознаменование символического дня, который имеет для них двойное значение. «ЖИНХА» (JINHA), первое турецкое информационное агентство, управляемое женщинами, также было создано в Международный женский день шесть лет назад.

 

К прессингу им было не привыкать: они были закрыты не один раз, а дважды – больше, чем любое другое турецкое новостное издание при нынешнем чрезвычайном положении. В первый раз «ЖИНХА» было закрыто правительственным указом в октябре 2016 года. Газете «Шужин» (Şujin), преемнику «ЖИНХА», разрешили просуществовать только девять месяцев – другим указом ее закрыли в августе 2017 года.

 

Но все же «Жин ньюз» возродился из праха, переняв наследие «ЖИНХА» – стиль написания новостей, который представляет женщин «как субъекты, а не объекты». Сайт заботится о том, чтобы использовать точный язык, например, употребляя слово «убит» вместо «погиб», чтобы подчеркнуть насилие среди мужчин. Они также избегают подчеркивать детали, которые косвенно оправдывают насилие в отношении женщин (например, путем отказа от замечания, что жена добивалась развода) или избегают ненужных деталей в описании случаев сексуального нападения. Вслед за тем существует строгое использование имен вместо фамилий – практика, предпринятая в настоящей статье, чтобы читатель получил представление об их методологии.

«В новостных статьях о женщинах нам следовало все продумать до мельчайших подробностей. Мы решили не использовать фамилии, чтобы нарушить представление о том, что семейная родословная произошла от мужчин. Если мы напишем «Беритан Элякут» в начале статьи, чтобы представить человека, мы тогда используем имя, отличающее этого человека как субъекта», – рассказала Беритан. Даже самым высокопоставленным должностным лицам, в том числе двум бывшим сопредседателям про-курдской Демократической партии народов (HDP), которые в настоящее время находятся под арестом, Фиген Юксекдаг и Селахаттину Демирташу, не удалось избежать этого правила.

Этот подход также предусматривал другую методику выбора тем. «Мы не просто освещаем новости о сексуальных нападениях, насилии или домогательствах. Мы начали публиковать статьи, отражающие женщин как сильных людей. Мы сообщали о женщинах-новаторах. Мы сосредоточились на новостях экономики и экологии. Мы сделали женщин видимыми в политике, обратили на них внимание и дали им возможность высказать свое мнение», – говорит Беритан.

«Наш народ знает, как жить в сложных обстоятельствах. Курдские женщины знают, как сопротивляться. Агентство «ЖИНХА» было закрыто, и газета «Шужин» была создана. «Шужин» закрыли, и был создан сайт «Жин ньюз», а это значит, что мы можем снова и снова заново открывать себя».

Поощряя женщин высказываться

Чтобы гарантировать, что голоса женщин не приглушены, «Жин ньюз» использует в своих статьях эксклюзивные свидетельства и цитаты женщин. Когда репортёр Жерибан Аслан разговаривает с людьми на популярном рынке Баглар в Диярбакыре, то, как она рассказывает «Индексу цензуры», реакция собеседниц всегда очень позитивная, когда она представляется журналисткой курдского информационного агентства, освещающего новости о женщинах.

Придя на рынок, Жерибан и её коллега Ренгин Азизоглу спокойно прогуливаются, приглядываясь к женщинам, ходящим по магазинам. Предметом их репортажа является уничтожение общественного оздоровительного центра, превращенного в полицейский участок назначенным правительством доверенным лицом после того, как демократически избранные муниципалитетом сопредседатели мэра были брошены в тюрьму.

Результат не заставляет себя долго ждать, как только они входят в сувенирный магазин. Одна из продавщиц соглашается на интервью. «В обществе бытует стереотип, что женщина не может работать. Вы нарушили его», – говорит Жерибан. «Безусловно», – отвечает женщина без колебания. Когда интервью подходит к концу, Жерибан спрашивает её, есть ли у нее какие-либо пожелания другим женщинам. «Они обязательно должны работать», – говорит продавщица. «Они не должны подчиняться мужчинам».

«Женщины чувствуют себя комфортно и уверенно, когда разговаривают с нами», – рассказывает Жерибан. «То, что мы представляем ​​курдское информационное агентство, также помогает».

«Из какого Вы издания?» – спрашивает её какой-то мужчина, когда Жерибан выходит на улицу из магазина. «Мы представляем свободные СМИ», – отвечает Жерибан, используя выражение, которым курды обозначают собственные СМИ. «Ах, мы Вам более чем рады», – говорит собеседник.

Редактор курдскоязычной версии «Жин ньюз» Мюневвер Карадэмир также подчёркивает важность фактора поощрения. «Когда вы придаете им уверенности для самовыражения, женщины заключают вас в объятия», – рассказывает Мюневвер. «Когда вы говорите любой продавщице магазина, что «я представляю агентство, возглавляемое женщиной, и которое работает над проблемами женщин», её отношение к вам становится совсем другим. Она чувствует себя в безопасности. Она может рассказать вам, о чем сейчас переживает».

Журналистки «Жин ньюз» также стремятся поделиться своим ноу-хау с другими изданиями, особенно с мужчинами-журналистами. У них есть проект по подготовке словаря недискриминационного языка новостей. «Мы планировали собраться вместе с мужчинами и организовать тренинги «Как создавать новостную статью» и «Как использовать язык, учитывающий интересы женщин, в новостных статьях», но не смогли из-за обстановки [в регионе]», – говорит Беритан.

Однако даже простое присутствие журналисток «Жин ньюз» уже начало повышать некоторый уровень осведомленности. «Некоторые журналисты, в большинстве мужчины, спрашивают нас: «Не могли бы вы проверить эту статью и посмотреть, использовали ли мы точный язык?» Теперь они понимают эту проблему», – рассказала журналистка. Один из самых важных успехов Беритан заключался в том, чтобы показать, что женщины более чем способны заниматься журналистикой – зачастую лучше, чем мужчины. «Мы видели, что женщины тоже быстро работают. Но они также быстро стремятся поделиться новостью наилучшим образом. Они дотошны».

Женщины-журналисты создают платформу против давления

По словам Беритан, стратегия «Жин ньюз» по сбору женских голосов была более успешной на востоке, чем на западе Турции. Это результат строгой политики паритета сопредседателей, начатой Демократической партией народов, которая гарантировала руководящие должности для женщин в курдских муниципалитетах. Однако после того как доверенные лица заняли большинство муниципалитетов, возглавляемых Демократической партией народов, «Жин ньюз» не только потеряло своих собеседников (большинство доверенных лиц оказались мужчинами), но и лишилось важного источника дохода, ведь многие женщины-сопредседатели обеспечивали подписку муниципалитета на их услуги и поощряли деятельность агентства.

Со времени попытки военного переворота в городских центрах страны, журналисты стали мишенью для органов государственной безопасности, а их аресты и задержания стали распространенной практикой.

«Государство хотело изолировать нас у себя в стране посредством арестов. Когда это не сработало, они попытались полностью закрыть информационные агентства», – говорит Беритан, узнав, что одна из её журналисток, Дуркет Сюрен, обвиняется в «членстве в террористической организации и ее финансировании» после задержания несколькими днями ранее на обычном контрольно-пропускном пункте. Дуркет была в конечном итоге освобождена по решению суда, но была подвергнута запрету на поездки и приказу регулярно отмечаться в полицейском отделении.

Дуркет является не единственной журналисткой «Жин ньюз», обвиняемой в уголовных преступлениях. Бывшая репортёр «ЖИНХА» Зехра Доган в настоящее время отбывает тюремный срок в два года и девять месяцев за «распространение пропаганды террористической организации». Она была осуждена за публикацию в декабрьской статье 2015 года свидетельских показаний 10-летней девочки, пострадавшей от турецкой военной операции в городе Нусайбин. Также художница Зехра получила тюремный срок за «нанесение турецких флагов на разрушенные здания» в картине, скопированной с реальной фотографии, на которой можно увидеть турецкие флаги на зданиях, разрушенных турецкими силами безопасности. Беритан Канозер, журналистка агентства в Стамбуле, и Айсель Ишик также недавно отбывали тюремное заключение. Многие из них были задержаны, и около 10 журналисток в настоящее время находятся под судом. Агентство также получает регулярные угрозы.

Айше Гюней, репортёр курдского агентства «Месопотамия» (Mezopotamya) и пресс-секретарь одноименной женской журналистской платформы, рассказала «Индексу цензуры», что государственное насилие стало обычной практикой. «В провинции, например Ширнак, наши репортёры постоянно подвергаются словесным преследованиям или угрозам. Многие избегают идти в одиночку в деревни или в определенные районы. Им угрожают – от угроз похищения до насилия или изнасилования. На сегодня угрозы устные, но это серьезные попытки запугать журналисток», – говорит она.

Платформа была создана в 2017 году в другой символический день, 3 мая – в День свободы печати – для того, чтобы женщины могли бороться с общими проблемами вместе. К ним относятся социальные проблемы, такие как безработица после повторного закрытия курдских СМИ в Диярбакыре, а также борьба против всех видов насилия. «Благодаря этому объединению мы хотели помочь нашим друзьям, задержанным, арестованным или подвергнутым домогательству от источников информации, подвергнутым нападениям или насилию со стороны полиции. Мы также хотели сделать это давление публичным», – рассказала Айше.

Последним журналистом-женщиной, арестованной полицией, является Седа Ташкин, которая делала репортаж в провинции Муш. Седа была впервые выпущена на испытательный строк, но ее арестовали через месяц в Анкаре из-за репортажей и твитов.

По словам Айше, не случайно, что женский журналистский эксперимент начался в Диярбакыре, а не, как ожидали некоторые, – в Стамбуле. «Наш народ знает, как жить в сложных обстоятельствах. Курдские женщины знают, как сопротивляться. Агентство «ЖИНХА» было закрыто, и газета «Шужин» была создана. «Шужин» закрыли, и был создан сайт «Жин ньюз», а это значит, что мы можем снова и снова заново открывать себя», – говорит Айше. «Мы говорим здесь о свободе женщин, а не о гендерном равенстве. Это тема, которая выходит за рамки данной проблемы».

Айше также рассказала, что хотела бы призвать всех женщин-журналистов в Турции участвовать в совместном движении. «В стране почти нет журналистов, которые бы не прибывали под судом. Либо они попали в тюрьму или вышли из нее, либо должны регулярно отмечаться в полицейском отделении каждые два или три или даже пять дней. Это означает, что они не могут покинуть город, который становится тюрьмой под открытым небом», – говорит Айше. «Но это происходит не только с курдами. Это происходит везде. Так что пришло время действовать вместе».

Озгун Озчер

Озгун Озчер работает журналистом и администратором «Платформы независимой журналистики» (P24), базирующейся в Стамбуле. Он работал в нескольких турецких СМИ, включая «Тараф» (Taraf), «Хюрриет дейли ньюз» (Hürriyet Daily News) и «Биргюн» (Birgün). Он также работал в таких негосударственных организациях, как турецких представительствах ЮНИСЕФ (UNICEF) и «Международной амнистии» (Amnesty).

Ozgun Ozcer

Özgün Özçer is a journalist and administrator at the Istanbul-based Platform for Independent Journalism (P24). He has worked in several Turkish media outlets including Taraf, Hurriyet Daily News and Birgün. He has also worked at NGOs, such as UNICEF Turkey and Amnesty Turkey.

Comments are closed.